Психосоматика и аллергия: что из чего

ПСИХОСОМАТИКА И АЛЛЕРГИЯ: ЧТО ИЗ ЧЕГО

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В редакции «Аллерготоп» клинический психолог Екатерина Владимировна Шевякова и врач аллерголог-иммунолог, кандидат медицинских наук Елена Валентиновна Шуватова обсудили вопросы аллергии и психосоматики.

Екатерина Владимировна, как часто к вам обращаются с проблемами, связанными с аллергией?

Екатерина Шевякова: Я работаю в санатории, и мы нередко разбираем с пациентами психологический компонент их заболеваний, в том числе аллергии.

 

Неужели ваши пациенты осознают, что их аллергия носит психосоматический характер?

Екатерина Шевякова: Нет, конечно, часто это выясняется случайно. Расскажу очень показательный случай коллеги. К ней пришла женщина со своими проблемами и в ходе беседы рассказала о сыне. У мальчика тяжелая форма атопического дерматита. Она его бинтует, мажет мазью – ничего не помогает. Стали разбираться, и выяснилось, что она крайне редко обнимает ребенка. А он кинестетик (то есть получает информацию через телесные ощущения), ему очень важно тактильное взаимодействие. Малыш испытывает телесный контакт с матерью благодаря болезни, поэтому она только усиливается.

 

Что же ей посоветовали?

Екатерина Шевякова: Обнимашки! Ну не привыкла мама обниматься, хотя очень любит ребенка. Она поняла, в чем запрос, и смогла компенсировать это сознательным усилием воли. Конечно, дерматит не прошел полностью, но мальчику стало намного легче.

Психосоматика и аллергия: что из чего

Ребенок вообще живет бессознательными импульсами…

Екатерина Шевякова: До определенного возраста малыш отвечает на все телесными реакциями, он просто не умеет реагировать по-другому. Лишь к 5–6 годам маленький человек в состоянии достаточно осознанно выражать свои ощущения словами или действиями.

Елена Шуватова: Вот вам пример. В одной семье мальчик до трех лет рос единственным ребенком, а затем его мама забеременела вторым. У малыша начались приступы удушья. Ребенка показали врачу, и по всем клиническим и диагностическим критериям у него была выявлена бронхиальная астма. Рождается второй ребенок – у мальчика обостряются приступы, дозы гормональной терапии назначаются на самых высоких уровнях, бронхиальная астма приобретает клинически тяжелую форму. И вдруг второй ребеночек умирает. Далее происходит невероятное: через несколько месяцев болезнь у первого мальчика начинает протекать легко, практически исчезает потребность в ингаляторах. Такая яркая картина психосоматики!

 

Но ведь пробы должны были выявить аллерген!

Елена Шуватова: Конечно! При аллергологическом обследовании выявили аллергию на домашнюю пыль, в крови нашли повышенный уровень эозинофилов, на ФВД – бронхоспазм. Есть совершенно четкие реакции тела (сомы), но их развитие управляется в том числе работой нашей психики. Не надо забывать, что наши эмоции и переживания вызывают изменения в работе нервной, эндокринной и других систем организма, это уже давно не секрет. Любой аллерголог скажет, что стресс у многих пациентов усиливает симптомы аллергических заболеваний, особенно это заметно у пациентов с астмой и, например, рецидивирующей крапивницей. Психологический дискомфорт выходит на телесный уровень.

 

Получается, достаточно убрать причину стресса – и аллергия пройдет или ослабнет?

Екатерина Шевякова: Расскажу такой случай. У женщины, которую я давно наблюдаю, была сильная аллергия на рыбу. Если в гостях она оказывалась рядом с кухней, где готовилась рыба, у нее начинался отек.

Она выросла, вышла замуж, переехала к мужу – и теперь спокойно ест морепродукты и даже может сидеть за столом, где стоит тарелка с рыбой.

В чем же причина? У нее очень строгая, подавляющая, эмоционально холодная мать, которая многого требовала от дочери, и девочка постоянно испытывала протест. Это, кстати, частая причина аллергии – когда человек вынужден делать то, что не хочет. Когда она установила с матерью дистантные отношения, уровень ее аллергии значительно снизился.

 

А как вы прокомментируете такую ситуацию: человек регулярно покрывается крапивницей перед экзаменами, каким-то трудным разговором. Как справиться с такой ситуацией?

Екатерина Шевякова: Аллергическая реакция с таким выраженным психосоматическим компонентом часто связана со страхом допустить слабость, ошибиться, с ожиданием катастрофы. А психотерапевт должен объяснить пациенту, что тот имеет право на ошибку, внушить веру в себя.

Елена Шуватова: В развитых странах Европы очень серьезно относятся ко вкладу в патогенез аллергии таких факторов, как недосыпание, постоянное пребывание в некомфортной атмосфере, отсутствие в жизни каких-то важных для человека творческих моментов, страх социальных ситуаций (например, экзамена). Существуют центры (причем не парамедицинские, а принятые и узаконенные системой здравоохранения, чаще всего относящиеся к реабилитационным), в которых пациенты плотно работают с психотерапевтами, и это дает мощный результат.

Психосоматика и аллергия: что из чего

Такая аллергия лечится с помощью психотерапии?

Екатерина Шевякова: Лечение всегда идет в содружестве с аллергологом-иммунологом. Психотерапия помогает понять, с какой внутренней ситуацией связаны приступы и обострения, и поддерживать определенный стиль взаимоотношений с собой и окружающим миром, который в том числе способен предотвратить развитие заболевания.

Елена Шуватова: При любом подозрении на аллергию надо первым делом идти к аллергологу. Одной психотерапией аллергию не вылечишь, потому что болезненное состояние перешло уже «на уровень тела». Но помощь психотерапевта тоже очень важна: она помогает людям с соматическими болезнями уйти от собственных психологических проблем, которые через цепочки запускаемых в теле биохимических реакций приводят к различным нарушениям в тканях.

Наша официальная медицина пока этим не занимается, хотя в некоторых стационарах уже появляются психологи.

Екатерина Владимировна Шевякова

Екатерина Владимировна Шевякова,

клинический психолог.

Елена Валентиновна Шуватова

Елена Валентиновна Шуватова,

врач аллерголог-иммунолог, кандидат медицинских наук, медицинский директор проекта «Аллерготоп».

Подготовила Елена Туева


Добавить комментарий