Аллерговакцины: трудности и перспективы

АЛЛЕРГОВАКЦИНЫ: ТРУДНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Первая экспериментальная инъекция вакцины с аллергеном была проведена в Англии в 1911 году. С тех пор появилось много новых препаратов, главным образом от поллиноза. Тем не менее производство аллерговакцин развивается медленнее остальной фармацевтики. В чем причина и каков выход из ситуации – рассказывают эксперты.

Себестоимость вакцин от аллергии очень высока, потому что их производство требует больших трудозатрат. Нужно выделить определенный аллерген, модифицировать его, преобразовать в готовый препарат, и все это вручную. Этот процесс трудно автоматизировать.

Так, работники британской фармацевтической компании Allergy Therapeutics вручную отделяют у ос мешочки с ядом, чтобы извлечь аллерген для вакцины. Эту манипуляцию не возложишь на машину.

При высокой себестоимости цена ограничена спросом. Лекарство от болезни, которая во многих случаях не является жизнеугрожающей, не может быть запредельно дорогим, говорят специалисты.

Отсюда и небольшой стоимостной объем рынка аллерговакцин – около 1 млрд. долларов, капля в море мировой фармацевтики.

По оценке руководителя Allergy Therapeutics Мануэля Льобета, через пять лет он может вырасти до 4–5 млрд. долларов, по мере того как ведущие производители аллерговакцин британская Allergy Therapeutics, французская Stallergenes и датская ALK-Abello будут выпускать препараты нового поколения – безопасные, несложные в применении и эффективные. Лет через семь эксперт прогнозирует удвоение оборота. Однако рынок аллерговакцин никогда не достигнет таких объемов, как, например, иммуноонкология, и уж точно не выбьется в лидеры.

Кроме того, создание аллерговакцин – дело сложное и неблагодарное. Наглядным примером служит история с пероральной вакциной от поллиноза, которую с 2007 года разрабатывали совместно ALK-Abello и американский фармацевтический гигант Merck. Вакцина прошла все клинические испытания и получила одобрение регулятора. Беда в том, что от больных требовалось принимать таблетку ежедневно на протяжении многих месяцев и мало кто доводил лечение до конца. Врачи неохотно выписывали новый препарат, продажи не росли, в результате проект оказался коммерчески провальным. В июле 2016 года Merck вернул компании ALK-Abello права на три вакцины, которые частично находились на стадии клинических испытаний, частично на этапе одобрения регулятора. Оставшись без американского партнера, датская компания пережила 18-процентный обвал акций.

Еще хуже обстояли дела с вакцинами от аллергии на кошек, пылевых клещей, пыльцу амброзии и трав, которые планировала выпустить британская фармкомпания Circassia. Дело в том, что клинические испытания чаще всего основаны на оценках пациентов, поэтому данные о ходе лечения в высшей степени субъективны. Вот и получилось, что компания, ворвавшаяся на рынок с инновационным методом под названием «синтетические пептидные иммунорегуляторные эпитопы», созданным учеными Имперского колледжа Лондона, потерпела фиаско.

Первые клинические испытания вакцины от аллергии на кошек показали обнадеживающие результаты. Акции компании взлетели до небес. Однако третья фаза испытаний не просто провалилась, а рухнула с треском, продемонстрировав невероятной силы плацебо-эффект, не проявлявшийся на предыдущих этапах. Акции фирмы обвалились на 64%.

Аллерговакцины: трудности и перспективы

Ничего удивительного, что в мире не наберется и десятка компаний, занимающихся разработкой аллерговакцин. Метод аллергенспецифической иммунотерапии (АСИТ) до сих пор вызывает опасения у части медиков, предпринимателей и инвесторов прежде всего потому, что в истории АСИТ есть смерть пациентов от анафилактического шока, вызванного неправильно подобранной дозой аллергена.

Настороженность в отношении АСИТ обусловлена и длительностью предлагаемого лечения. Лишь в последнее время стали появляться вакцины, дающие результат уже через 4–6 инъекций. Таковы, например, вакцины от поллиноза, разработанные компанией Allergy Therapeutics. Они уже прошли клинические испытания и продаются в Европе. По сравнению с предыдущим поколением вакцин, когда речь шла минимум о 100 инъекциях в год на протяжении трех лет, это настоящий прорыв.

«С приходом новых технологий интерес к этой области будет расти, - считает доктор Майк Митчелл, аналитик компании Panmure Gordon. – Мы наблюдаем реальный прогресс в эффективности лечения».

Это значит, что все больше крупных фармацевтических компаний будут проявлять интерес к разработке вакцин от аллергии. Сейчас, например, Allergy Therapeutics работает над препаратом от аллергии на арахис, а это как раз тот вид аллергии, который представляет реальную угрозу жизни больного. В одних только США от арахиса ежегодно погибают 300 детей.

«За прошлый год в медучреждения страны обратились 200 000 пациентов с анафилактической реакцией на земляной орех, – напоминает Мануэль Льобет. – Страх перед этой аллергией необычайно велик, поэтому спрос на вакцину в США, скорее всего, будет высоким».

Препарат для инъекций может быть готов через 7–8 лет. Параллельно над проблемой работают две другие фирмы – во Франции и Калифорнии, но там разрабатываются вакцины для перорального приема. Бизнес видит перспективу, и значит, работа будет продолжаться.

Источник: The Telegraph


© 2016 - 2017 Проект «АЛЛЕРГОТОП».
При использовании материалов гиперссылка на allergotop.com обязательна.